Вы все еще любите читать о гендерных и половых различиях мозга? Специально для вас мы перевели популярную статью о новой книге Джины Риппон “Гендерный мозг” и нейросексизме.

Гендерный мозг: новая нейронаука, разрушающая миф о женском мозге. Джина Риппон – The Bodley Head (2019) (название издательства)

В начале «Гендерного мозга», когнитивный нейробиолог Джина Риппон описывает одно из бесчисленных исследований мозга, тех самых, которых так ждали и называли окончательными. Эти исследования объясняли разницу между мужчинами и женщинами. Джина пишет об анализе магнитно-резонансной томографии (МРТ) 21 мужчины и 27 женщин, проведенный учеными из Калифорнийского университета в Ирвине (R. J. Haier и др. NeuroImage 25, 320–327; 2005). Крошечный, по сегодняшним меркам, анализ, прошел настоящий рекламный тур: от газет и блогов до телевидения, книг, и, в конечном итоге, конференций по педагогическому образованию и корпоративному лидерству.
Джина Риппон
“Я проснулась однажды утром в 2010 году, чтобы увидеть особенно плохое представления этого исследования на Early Show, программе американской телевизионной сети CBS. Ведущая, Гарри Смит, обрадовалась, когда медицинский корреспондент Дженнифер Эштон заявила, что у мужчин “в шесть с половиной раз больше серого вещества, чем у женщин, тогда как у женщин в десять раз больше белого вещества, чем у мужчин”. Затем последовали очевидные замечания о таланте мужчин в математике и о сверхъестественных способностях женщин работать в режиме многозадачности. Не берите в голову, что для этих различий потребовалось бы, чтобы женские головы были приблизительно на 50% больше, или что команда Ирвина даже не сравнивала объемы мозга, а исследовала корреляцию между IQ и показателями серого или белого вещества”.

Neurosexism (нейросексизм)

История исследований половых различий изобилует  неправильным толкованием, предвзятостью публикаций, слабой статистической значимостью, неадекватным контролем, и это только начало списка. Риппон, главный голос против профанации в нейробиологии половых различий, раскрывает в амбициозной книге “Гендерный мозг” так много примеров, что она использует метафору «Прибей крота» (детская игра, где нужно бить по кротам, выныривающим из нор) чтобы показать вечный цикл ошибок и их опровержений. Целью исследования мозга является выявление различий между мужчинами и женщинами; а это публикуется как сенсационная правда, насмехаясь над политкорректностью. Другие исследователи обнаруживают некоторую раздутую демонстрацию или непроработанный дизайна исследования. И, наконец-то, если повезет, ошибочный надуманный вывод исследования заметят и опровергнут – до тех пор, пока следующий анализ не произведет еще один всплеск «Ага!» и цикл не повторится. Как показывает Риппон, эта охота за различиями в мозге «веками активно развивалась с использованием всех техник, которые могла применить наука». И это усилилось за последние три десятилетия, когда  МРТ присоединились к драке.
Тем не менее, как показывает «Гендерный мозг», убедительные выводы о половых различиях мозга не оправдались. Помимо «недостающих пяти унций» женского мозга – порождающих злорадство с девятнадцатого века – современные нейробиологи не выявили существенных различий между мозгом мужчин и женщин. В небольшом исследовании  1995 года было доказано что  в мозге женщин языковая обработка распределяется более равномерно по полушариям, по сравнению с мужчинами. Однако, это исследование было опровергнуто, как и  большой метаанализ 2008 года (Б.А. Шайвиц и др. Природа 373, 607–609 ( 1995) и IE Sommer и др. Brain Res. 1206, 76–88; 2008). Размер мозга увеличивается с ростом тела, некоторые особенности, такие как отношение серого к белому веществу или площадь поперечного сечения нервного тракта, называемого мозолистым телом, слегка нелинейно изменяются в зависимости от размера мозга. Но это скорее относится к количественным показателям, а не к качественным. Как отмечает Риппон, различия также видны, когда мы сравниваем мужчин с малыми головами и женщин с большими головами, и не имеют никакого отношения к различиям в хобби или оплате труда на дому.

История предвзятости

Основная идея Риппон заключается в том, что «гендерный мир создаст гендерный мозг». Ее книга связана с «Бедностями гендера» Анжелы Сайни 2017 года и «Коррекциями гендера» Корделии Файн 2010 года, в которых искореняется «нейросексизм», который пронизывает попытки понять разницу гендеров на уровне мозга. Это насыщенная история и показалось бы нам занятным чтивом, если бы все было действительно в прошлом. К сожалению, это не так. Нейросексизм начинается с цитаты 1895 года социального психолога Густава Ле Бона, который использовал свой портативный цефалометр (прибор для измерения диаметра головы) , чтобы заявить, что женщины «представляют самые низшие формы эволюции человека». И продолжается даже в 2017 году, когда инженер Google Джеймс Дамор ведет блог с коллегами о «биологических причинах» нехватки женщин на технических и руководящих должностях.

Как показывает Риппон, охота за доказательствами неполноценности женщин совсем недавно перешла на охоту за доказательствами «взаимодополняемости» мужчин и женщин. Итак, эта строка гласит, что женщины на самом деле не менее умны, чем мужчины, просто «разные» в том смысле, что они совпадают с библейскими учениями и существующим положением гендерных ролей. Таким образом, женский мозг, как говорят, настроен на эмпатию и интуицию, тогда как мужской мозг должен быть оптимизирован для разума и действий.
Исследователи из Университета Пенсильвании в Филадельфии разработали широко разрекламированное исследование с использованием МРТ в 2014 году, которое оставило в общественном воображении картину мужского и женского мозга как диаметрально противоположных карт метро: связи у женщин в основном находятся между полушариями, а у мужчин – внутри них (М. Ingalhalikar и др. Proc. Natl Acad. Sci. USA 111, 823–828; 2014). Однако, карта подобной модели не учитывает отсутствия подобных отличий у подростков. Исследование также не контролировал переменные, связанные с половым созреванием, или, опять же, размер мозга, что уменьшает видимую разницу между мужчинами и женщинами.

Культурные тропы

Как мы можем объяснить часто встречающиеся резкие различия в поведении и интересах мужчин и женщин, если все заключается не в связях мозга? Здесь мы подходим к тезису Риппон о влиянии гендерного мира на человеческий мозг. Она простраивает свой тезис на таких опорах:  от истории исследований половых различий с помощью современных методов визуализации мозга, появления социальной когнитивной нейробиологии и к удивительно слабым доказательствам половых различий мозга у новорожденных. Риппон говорит от том, что мужчины и женщины отличаются друг от друга благодаря ярко выраженным «розово-голубым» культурам (в которых мужчины и женщины противопоставляются), в которые они попадают с момента выявления пола при рождении и как их детский мозг, словно губка, впитывает эти ценности.
Часть 4 переносит нас в двадцать первый век, хотя и не к счастливому концу. Основное внимание уделяется женщинам в науке и технике, а также тому, как гендерный мир, включая профессионализацию науки и мужской стереотип «успеха», препятствует их вступлению и продвижению в этой области высокого статуса. Талантливые женщины рассматриваются как «рабочие лошадки», а мужчины – как «дикие гении». Это различие, которое дети усваивают к шести годам, согласно исследованию Лин Биана, Сары-Джейн Лесли и Андрея Симпиана (L. Bian et al. Am. Psychol. 73, 1139–1153; 2018). И все это вписывается в цикл формирования различий ожиданий, уверенности в себе и принятия рисков, который ведет мальчиков и девочек по разным траекториям карьеры и успеха.

Изменение мнения

Этот последний фокус объясняет подзаголовок книги – “Новая нейронаука, которая разрушает миф о женском мозге”. Что касается части о развенчании различий в мозге – зачем ограничивать его женщинами? Сначала автор статьи подумал, что это был удар по женскому мозгу Луанны Бризендин 2006 года, перекрученный на этих самых страницах (Р. М. Янг и Э. Балабан, Nature 443, 634; 2006). Или, возможно, стоит подчеркнуть, что «женский мозг» был оценен как странный вариант реального положения вещей, так же как мы употребляем феминитивы или говорим о «физике-женщине» или «хирурге-женщине».
Несмотря на  подзаголовки, книга достигает своей цели разоблачения понятия гендерного мозга. Мозг не более гендерный, чем печень, почки или сердце. В конце концов, Риппон шутливо играет с последствиями этого открытия для растущего числа людей, переходящих или живущих между существующими двоичными гендерными категориями. Но пока, заключает она, большинство из нас остаются в «биосоциальных смирительных рубашках», которые ведут «внеполовой» мозг по тому или иному культурно-гендерному пути.

Перевод статьи: https://www.nature.com/articles/d41586-019-00677-x 

Сексизм в науке: нейросексизм

You May Also Like

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *